К основному контенту

Антипод Эфферда: Харипторот

За неимением лучших, пусть будет кавайный портрет
Харипторот из серии "демончиков"
Харипторот, Гал‘к‘цуул или Глобомонг – эрцдемон-антипод Эфферда. Также известная как Безжалостная утопительница, Дочь глубин и Герцогиня синих глубин, она повелевает разрушительными штормами и морскими чудовищами, насылает несчатья на корабли и ведет извечную войну против Эфферда и Повелителя элемента вода.

Никто, встречавшийся с этим эрцдемоном, не сохранил здравый рассудок. Рассказы о ее образе разнятся: одни описывают ее как изуродованный труп утопленника, другие – как огромные щупальца, высовывающиеся из воды.

В каждом море есть проклятые места, но в Жемчужном море Харипторот отвоевала у Эфферда огромную зону, получившую название Кровавое море. Здесь распространены ядовитые рыбы, немертвые утопленники, морские змеи и прочая морская нечисть.

Особенно прославились Ма'хай'тамим - "демонические ковчеги" или "пожиратели галер". Эти демоны, или даже представители некой демоноидной расы (это до сих пор неясно), являются полуразумными деревьями, которые перемещаются по воде. Благодаря их способности к росту и размножению, они быстро превращаются в огромные деревянные живущие организмы, размером с корабль, с экипажем и оружием на борту. Их экипаж, в свою очередь, это различного рода нелюди, а капитан - существо, сросшееся с "кораблем". Действительно огромных Ма'хай'тамим существует ограниченное количество, у них даже есть имена.

К пакту с Харипоторот обращаются те, кто хочет заключить союз с морскими чудовищами, чтобы уничтожать корабли или жаждет власти над стихией воды, чтобы насылать разрушительные волны на целые прибрежные города или чтобы топить целые флотилии при помощи гигантских водоворотов. Впоследствии заключивший пакт внешне все больше начинает напоминать существо из глубин: кожа покрывается чешуей, части тела приобретают вид, как у утопленника. Человек начинает быть зависимым от воды, все меньше может и хочет отдаляться от водоемов, пока не приходит день, когда он уходит в пучину, чтобы служить Харипторот в качестве нижайшего слуги.

Краконец
Интересным теологическим фактом ялвяется то, что многие народы почитают Харипторот как богиню – жестокую, разрушительную богиню монстров и ужасов, но тем не менее богиню. Подобных широко распространенных представлений не существует ни об одном другом эрцдемоне. Эта вера передается из поколения в поколение – не только в отдаленных рыбацких деревнях, где она может играть и роль «официальной религии», но и в больших портовых городах в рамках тайных сообществ.

Помимо людей пакт с Харипторот нередко заключают краконцы – маритимная авентурская раса, по виду напоминающая лягушек. О них мало что известно, они не являются игровой расой. Они потеряли способность размножаться естественным образом и могут это делать только при помощи Харипторот, откладывая свою икру в телах других существ. При этом нередки демонические деформации потомства. Краконцы считаются самой агрессивной маритимной расой Авентурии и нагоняют страх на моряков, охотясь на корабли. Кроме того, они умеют укрощать молотоголовых акул и ездить на них. Харипторот является их главной богиней.

Популярные сообщения из этого блога

Ролекон 2017 или Расширяя горизонты-2

В этот раз мой визит в Москву на Ролекон сильно отличался от двух предыдущих. Я появилась там без камеры и списка людей и вопросов для интервью, но со своими, эгоистичными целями.

Начать с того, что у меня было два полных дня вместо полтора. Под это дело я провела свою обязательную программу - игру по ДСА - вечером в воскресенье, а большую часть остального времени решила посвятить знакомству с новыми для меня сеттингами и и системами, а также просто знакомствам и общению.


Я поиграла в Deadlands (SW), HeXXen 1730 (своя система) и Грань вселенной (PbtA).


Deadlands мне уже давно нравится как сеттинг, у меня даже есть книга, карта и теперь приключение по этой игре. Но вот играть в нее до этого у меня не было возможности. Поэтому я очень порадовалась, уцепив место на Ролеконе. Теперь мне, конечно, ещё больше хочется играть в Deadlands, потому что мне по-прежнему очень нравится его атмосфера и этот совсем другой стиль отыгрыша по сравнению с тем, к какому я привыкла. Конечно, чтобы отыгрыва…

Первый бал Наташи М.

Танцы, красивые костюмы и ролевые игры в одном флаконе - если бы все это происходило на французском, я была бы в моем персональном раю. Ну, рай-не рай, но это было очень интересным опытом, который я, надеюсь, еще смогу повторить.

Итак, это произошло: я таки влезла в мой первый ларп, ролевую игру живого действия. Если верить соответствующей статье на википедии, это у нас была камерная ролевая игра: бал в замке некоей знатной семьи. Причем игра считалась в первую очередь "атмосферной" (то есть флаффной, по сути), сюжет присутствовал только для участников кампании, которая как раз завершалась этим балом, и всем остальным его можно было спокойно игнорировать, просто постоять рядом или попытаться с ним взаимодействовать.

Так как это был бал, на нем действительно много танцевали. Исторические танцы. Благо, организаторы проводят раз в месяц танц-тренинги, а сами танцы достаточно просты. Сходив на 4 таких тренинга, 2 из них - непосредственно вечером и утром перед балом, я уже непло…

Как мы припахали Penny для DSA

Эксперимент увенчался решительным успехом: слегка модифицированная механика из A Penny for my Thoughts просто отлично зашла нам для заполнения пробелов в жизни наших приключенцев драмой.

Недавно я писала о том, как мы решили свернуть скучное приключение по бырику и использовать для этого механику из A Penny for my Thoughts. Почему нам вообще это понадобилась? Потому что мы не выбрасываем героев, а хотим продолжить их историю, и нам было важно знать, как, собственно, закончилась их миссия и как у них были дела дальше. Кроме того, мы хотели перескочить пару авентурских лет, но не оставлять их пробелом в биографии героев, а тоже наполнить их какими-никакими событиями.


До игры мы опасались, что мы нарассказываем какой-то совершенно несвязной шняги, и, наверное, такая опасность существует, если среди игроков нет взаимопонимания и, пусть будет такое громкое слово, взаимоуважения. А также некоего согласия насчет того, что возможно и правдоподобно в мире, в котором происходят события.

Но мы …